В память о моем отце майоре Шилове А.Д.

   (Материалы предоставлены сыном – майором запаса Шиловым Александром Андреевичем, г. Москва)

 «Мой отец был пропагандистом полка. Мы семье й проживали в военном городке в г. Дьёр в Венгрии. Отец с 1943 года был в действующей армии, во время Великой Отечественной войны принимал участие в боях. Был награжден боевыми наградами: «За отвагу», двумя «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией».

           

  В 1968 году во время проведения военной операции и выполнения интернационального долга в Чехословакии отец погиб в районе г.Брно.

 Перед его гибелью, он был назначен пропагандистом Политотдела дивизии, но в должность вступить не успел…

 




 

  Гвардии майор Шилов Андрей Дмитриевич, 1925 г.р., уроженец с. Дмитриевка, Хлевенского района Липецкой области. В 1968 году – пропагандист 97-го мотострелкового полка 254-й мотострелковой дивизии Южной Группы войск (Венгрия), в\ч полевая почта 61979. Умер 2 октября 1968 года от полученной травмы.

 

  Накануне ввода войск в Чехословакию поступила команда наносить белые полосы на технику. На фото майор Шилов А.Д. общается с водительским составом. Венгрия, август 1968 г.

    (Авт.) Ежесуточно, в письменной форме командирам рот, батальонов, полков доводилось состояние обстановки в зонах ответственности Советских войск.

  По существу – это документы (донесения), которые отображают картину хрупких (на первом этапе пребывания на территории ЧССР) взаимоотношений союзных войск и населения. И только спустя время такие отношения постепенно стали выравниваться.

   В донесениях отражались практически все основополагающие  стороны деятельности войск  в местах их временного пребывания. Начиная от состояния боеготовности, разъяснительной работы с населением, взаимодействия с местными органами власти и оказания им любой помощи, проведения политзанятий с личным составом, выпуск боевых листков, состояние здоровья военнослужащих, информация о происшествиях и проблемных вопросах, а также информация, требующая немедленного реагирования.

  Изучая донесения, выводы напрашиваются сами собой – помимо выполнения боевых задач в ходе операции, необходимо было устанавливать доверительные отношения и проводить разъяснительную работу среди населения ЧССР. Кроме замполитов подразделений, такую работу постоянно проводили рядовой и сержантский состав воинских частей, совместно с офицерами.

   Однако человек, не имеющий глубоких идейных убеждений, твердой воли, не смог бы противостоять  трудностям и решать такие задачи. Достигать положительных результатов позволяла морально-политическая  и психологическая подготовка (помимо боевой), которая была призвана одновременно с обучением личного состава воинскому мастерству, воспитывать чувства патриотизма и интернационального долга. Поэтому солдаты, в большинстве своем, являлись патриотами и интернационалистами, беспредельно преданными воинскому долгу и Родине.

  Необходимо было правильно реагировать на воззвания контрреволюционного толка, провокации, на содержание листовок  с обращениями к Советским военнослужащим (из личного архива Шилова А.А):

В свою очередь были обращения и к военнослужащим ЧНА, чехословацким гражданам:

«…От отца остались некоторые бумаги (в т.ч. рукописные черновики текстов для подготовки донесений в Политотдел, Управление и Штаб дивизии…»:

 

(Авт.) Вот так, ежедневно поддерживался образ, моральный дух солдат и офицеров. И, конечно же – идейное вдохновение…

 «Плоды» идеологической обработки и воспитания населения в предшествующие годы, и что самое страшное – детей…

(Авт.) Из этических соображений убраны фамилии действующих лиц с чехословацкой стороны.

 

                                                                                                             Прага-68

  Из воспоминаний дочери бывшего заместителя командира 7-й гв. ВДД гвардии полковника запаса Коршун Андрея Степановича – Аллы Андреевны Коршун-Демьянчук, г. Вильнюс.

 

                                             

 В 1968 году – Гвардии полковник Коршун Андрей Степанович, заместитель комдива 7-й гв. воздушно-десантной дивизии ВДВ СССР, в\ч 93613, участник Великой Отечественной войны, награжден боевыми орденами и медалями. За выполнение боевых задач в операции «Дунай» награжден орденом Боевого Красного Знамени.

 

     

  " Мой отец, полковник ВДВ, заместитель командира 7-ой гвардейской воздушно-десантной  дивизии Коршун Андрей Степанович был участником августовских событий в Праге в 1968 году. К моему глубокому сожалению, я, Алла Андреевна Коршун-Демьянчук, мало что знаю достоверного об этих событиях. Я постоянно проживала в гор. Костроме в ту пору студенткой, но в августе была в Каунасе на каникулах. Отец всегда отмалчивался на все вопросы, задаваемые мной об этом периоде. Только на последнем году жизни он стал по-немножку что-то рассказывать и просил нас с мужем отвезти его в Прагу посетить былые места. К сожалению, мы ждали лета чтобы выполнить желание отца. Но 31 мая 2010 года его сразил инсульт. Отец боролся почти 2 месяца и он  ушел из жизни 26 июля 2010 года так и не побывав в Праге еще раз.

    Лето 1968 было жарким и красивым в Литве. В Праге вовсю шли митинги и все соседи на ул. Цвиркос в Каунасе  поглядывали на наш дом и следили за папиной машиной, заезжала она за полковником или нет. Соседка из дома напротив прямо в лоб спросила: “ Наверное Андрей Степанович в Чехословакию полетит?” Мы отнекивались, но остановить слухов были не в состоянии.

    Отец уехал в командировку, как мне помнится, недели за 2 до ввода Советских войск, как мама сказала, с особой миссией. До самого его возвращения мы не знали в чем она заключалась. Он вошел на территорию Чехословакии по суше из ГДР. 7 дивизия благополучно высадилась на аэродроме Рузине при ярком освещении и полном диспетчерском обеспечении.

Погрузка десантников на Прагу...21 августа 1968 г.

Посадка первого борта с десантом и командиром 7-й гв. ВДД генералом Гореловым Л.Н. в  Рузине. Пилотирующий – тоже генерал авиации.

 Когда все самолеты сели, обслуживающий персонал покинул служебные помещения и выключил свет. То есть, ввод войск был мирным, не таким как в Венгрии в 1956 году когда  много десантников было, как говорила молва, ранено и убито в воздухе при спуске на парашютах.

 Теперь об особой миссии отца. Скорее всего это была доставка генерального секретаря ЦК КПЧ Александра Степановича Дубчека на аэродромв сопровождении боевого подразделения для отправки в Москву на переговоры. Отец блестяще справился с этим заданием. Он рассказывал, что когда он с группой десантников подъехал к зданию ЦК, оно было окружено митингующей молодежью.


  Он прошел через толпу без боязни, что на него нападут. Он никогда не боялся толп. Никто им не препятствовал и на этот раз. Когда отец с десантниками вошел в помещение где находился  Дубчек и сотоварищи, тот бросился к окну, скорее всего, чтобы что-то крикнуть толпе снаружи. Но между ним и окном тут же встал один из десантников, воспрепятствовав таким образом общению Дубчека с толпой.  Александр Степанович тотчас же прекратил всякую инициативу и больше не делал никаких попыток вступить в контакт с кем либо из митингующих. Отец объяснил ему, зачем они пришли, и он мирно проследовал с десантниками к БМП.

  Еще через какое-то время обстановка в Праге и других городах начала накаляться и вышла из-под контроля. Начались перестрелки, нападения на военнослужащих советской армии, горели подожжённые автомашины и танки.

 Военнослужащими советской армии и союзников выявлялись склады с оружием, подпольные вещающие радиостанции.

Десантники застали врасплох «дикторов» радиостанции, призывающих население к вооруженному сопротивлению союзным войскам. На столе еще неостывший кофе и брошенная телефонная трубка…Везде прокламации и листовки…, в этом подполье работало целое «подразделение».

И вновь обнаруженное и изъятое из тайников оружие, предназначенное для кого и для чего?...(Из личного фотоархива Коршун).

  По дороге на аэродром, то ли Дубчек сам сказал что голоден, то ли отец его спросил не голоден ли тот, они сделали остановку у расположения болгарского полка, где командир, болгарский полковник, смог предложить генеральному секретарю достойной еды. У отца был с собой свой сухой паек, но он не решился предложить Дубчеку сухие галеты и консервную банку с тушенкой. У болгарина, помнится, была палка салями в пайке. На вопрос чего бы он ещё желал, Александр Степанович попросил водки.

  Он получил образование в СССР и прекрасно говорил по-русски. Он был собран, спокоен внешне. Пока Дубчек ел, отец расспросил болгарина про своего однокашника по академии им. Фрунзе генерала Динова. Его младшая дочка Эльмира училась в одном классе с моей младшей сестрой Евгенией Коршун, в московской школе номер 34, что на Плющихе. Мы дружили, играли вместе и ходили к друг другу в гости. Болгарский офицер сказал, что генерал Динов был расстрелян как предатель, участвовавший в заговоре против существующего правительства. Его имя было табу как в армии, так и в обществе.

 Однажды в одной из газет я прочитала, что десантники избили Дубчека при задержании. Отец отрицал этот факт, а у меня никогда не было оснований ему не верить. Во-время перестройки по первому каналу ТВ показывали фильм про Дубчека. Я его смотрела внимательно и не помню, чтоб он жаловался там на избиения. Но на похоронах отца 29 июля 2010 года ко мне подошла одна дама и сказала какой замечательный мужик и блестящий офицер был мой отец, а этот гад Дубчек испортил ему такую карьеру нажаловавшись, что с ним плохо обошлись при задержании. Не мне судить, мой отец был крутого нрава. Но как выразился молодой офицер Вячеслав Халилов, сам впоследствии генерал:” Строг, но справедлив!” Отец был предельно честен на службе как в отношениях с коллегами офицерами, так и с солдатами.

  Генерал Вячеслав Ачалов в своей книге “ Я скажу вам правду.”,  выпущенной в Москве в 2006 г.,  пишет на стр. 56 что подразделением десантников 7-ой дивизии, вошедших в здание ЦК КПЧ ранним августовским утром, командовал подполковник Ш.Х. Минигулов. При всём моём уважению к генералу Ачалову, который был очень дружен с моим свёкром, полковником Демьянчуком  Модестом Моисеевичем, зампотехом учебной дивизии ВДВ в Йонаве,  и сделал несколько хороших дел для нашей семьи, я не могу с ним согласиться. Моя мать, Коршун Людмила Николаевна, сказала мне , что отцу приказали забыть об эпизоде с Дубчеком и вообще придерживаться  линии поведения отрицания Пражских событый, как будто бы их и не было. На все мои просьбы написать воспоминания очевидца о Праге-68 для последующих поколений отец отвечал чётким отказом.

 Отца назначили комендантом района  Прага-1 и он сразу же приступил к восстановлению мирной жизни этого прекраснейшего города земли.

Генерал Горелов Л.Н. ставит задачи заместителям. Вопросы восстановления обстановки – заместителю гв. полковнику Коршун А.С. (в центре).


 

Командование  управления и штаба 7-й гв. ВДД. Второй справа налево – заместитель комдива гв. полковник  Коршун А.С.

 






 



  Мой отец Коршун А.С. вместе с командиром дивизии генералом Гореловым Л.Н., ЧССР, Прага, сентябрь 1968 г.

 Демьянчук Е:

    " Из бесед с Андреем Степановичем Коршуном, моим тестем, мне запомнился его рассказ об одном из эпизодов в период его пребывания в Праге летом 1968 года в качестве коменданта центрального района столицы – «Прага-1». 

  Обстановка в городе была сильно напряжена. По имеющимся данным  против армии действовали группы вооруженных гражданских лиц, имеющих целью спровоцировать обострение между населением и войсками.  На улицах и площадях в дневное время собирались толпы любопытствующих жителей, свободно вступающих в беседы с офицерами и рядовыми, задавали вопросы и выясняли ситуацию. В толпе попадались люди, враждебно настроенные к вооруженным солдатам.  Случилось так, что один из толпы бросил камень и ранил солдата.Но это было как сигналом и когда молодчики продолжили избивать раненного и возникла угроза его жизни, солдат, обороняясь, применил оружие, в результате чего нападавший погиб. Очевидно, что этот эпизод мог быть использован в политических целях – агитации против введенных в Прагу воинских частей стран Варшавского договора. По указанию руководства, Андрея Степановича направили к родственникам погибшего провести беседу и извиниться за трагический эпизод.

   Андрей Степанович вместе с сопровождавшими его военными и переводчиком выехал в деревню к месту жительства убитого и встречался с его отцом. В разговоре он сделал все возможное, чтобы объяснить поступок солдата, у которого не было возможностей для сдержанной оценки эпизода и адекватного ответа. Андрей Степанович выразил сожаление о произошедшем и, как он помнил, отец пострадавшего и семья не проявили никакой агрессии, угроз или требований компенсации."

  Поскольку в самом начале этой акции были и подожжённые танки, и разбитые витрины магазинов, и перебои с электричеством и водой, отец считал главной задачей безопасность и  бесперебойное обеспечение мирного населения едой, водой и электричеством.  Как только чехи поняли это, они тут же начали сотрудничать и потянулись к нему на приём с просьбами.

  Я помню эпизод с владельцем пекарни, когда он пришёл к отцу и попросил помощи с первой партией хлеба, на которую у него не было муки. Отец тут же распорядился доставить несколько мешков для этой цели из армейских запасов совершенно бесплатно, и пекарня заработала. И так во всём. Отец работал в тесном контакте с лицами, облечёнными властью в этом районе и эти чехи впоследствии слали отцу письма в Каунас, как со словами благодарности, так и с новостями их жизни. Я эти письма читала с разрешения отца, но держал он их у себя. Лет 10 спустя, он получил письмо от одного из своих чешских друзей, в котором тот просил помощи. Дело в том что у чехов начались местные политические разборки и они обвинили этого товарища в том, что он, якобы, был “недостаточно активен” во время августовских событий. Он считал обвинения несправедливыми и попросил отца засвидетельствовать его активность. Конечно же, отец хотел помочь, так как этот чешский товарищ работал самым активнейшим образом в налаживании мирной  жизни населения. Он понёс это письмо в особый отдел 7-ой дивизии за советом, как это сделать. Но там ему приказали письмо уничтожить, ничего не отвечать потому, что такой операции как Прага-68 вообще не было. Отец подчинился приказу и писем с Чехословакии он больше не получал.

 Когда миссия Советских войск была завершена, как мой отец выразился, тогдашний первый секретарь ЦК КПСС Литвы Антанас Снечкус боялся, что население Литвы недружелюбно встретит возвращающееся войско. Он попросил войти в республику тихо, без парада. Они так и сделали, вошли маршем, тихо, без помпы. Но население вышло встречать дивизию и на всём пути марша им бросали цветы и встречали очень тепло.

  В заключение, я бы взяла на себя смелость напомнить всем, что армия - это инструмент в руках руководства любой страны и выполняет приказы потому что давали присягу. Я горжусь своим отцом, так как он свою присягу выполнил отлично и получил Орден Красного Знамени и благодарность от правительства СССР, а также награду от Чехословакии.

 



  Командующий Воздушно-десантными войсками СССР, Герой Советского Союза генерал армии Маргелов В.Ф. вручает орден Боевого Красного Знамени гвардии полковнику Коршун А.С. за выполнение боевых задач и интернационального долга.

   Так что эта операция была, и армия справилась со своей задачей блестяще, а  политические оценки пусть будут на совести политиков..

 Алла Коршун-Демьянчук

Вильнюс"

13.06.2013 

    Из воспоминаний полковника запаса Самойлова И.К.

 Я хочу рассказать о своём отце, Самойлове Кирилле Савельевиче. В 1968 году он участвовал в освобождении  г.Братислава от контрреволюционных элементов. Полк, которым командовал мой отец, прибыл в Братиславу из г. Сомбатхей ЮГВ. Мне тогда было 5 лет. Никаких проводов не было, полк подняли по тревоге, и за 2 часа многокилометровая колонна, ревя моторами и лязгая гусеницами, унеслась из города. Боеготовность тогда была на высоте, особенно в Группах войск.

  Гвардии полковник в отставке Самойлов Кирилл Савельевич. В 1968 году - подполковник, командир 96-го мсп 254-й мотострелковой дивизии Южной группы войск, в/ч пп 47993.

   Теперь несколько слов из его биографии.

  Родился 17 октября 1925 года в селе Солоновка, Восточно-Казахстанской области. В семье было 5 братьев, отец у них был кузнецом. Подрастая, братья тянулись к отцовскому ремеслу, во время школьных каникул не выходили из кузницы. Кирилл, с уходом старшего брата Петра на фронт, стал первым помощником для отца. Вечерами, всей семьёй читали газеты с сообщениями о положении на фронте, перечитывали письма от Петра. В 1943 году провожали Кирилла, который закончил 9 классов, и решил добровольцем пойти на фронт. Возраст ещё не подошёл, но настоял в военкомате, добился отправки в действующую армию. На передовую попал не сразу. Сначала служил в запасном полку, постигая военную науку.

  Фашисты отступали под сокрушительными ударами наших войск. Семнадцатилетний боец  даже забеспокоился: не доведётся участвовать в разгроме врага. Но повоевать пришлось: участвовал в освобождении Минска. Был награжден орденом Отечественной войны, медалью "За боевые заслуги".

    В один из горячих деньков его вместе с другими бойцами вызвали в штаб. Предложили поступать в Ярославское училище. День Победы отец встречал курсантом военного училища. После окончания  был направлен слушателем воздушно-десантного училища им. Верховного Совета Киргизской ССР, и в 1948 году успешно окончил его.

  С 1948-1958 г. проходил службу в ВДВ на командных должностях. С 1958-1961 г. отец окончил военную академию им. Фрунзе. После  её окончания  был направлен в Прикарпатский Военный округ. С 1963 направлен в ЮГВ г. Секеш Фехервар командиром разведывательного батальона, а в 1966 г. назначен командиром мотострелкового полка в г. Сомбатхей.


Командир 96-го полка подполковник Самойлов К.С. инструктирует подчиненных. Гарнизон Сомбатхей, Южная Группа войск, Венгрия в/ч пп 47993.

 Промежуточную ступень заместителя командира полка он пропустил. Командование увидело в нем ярко выраженные лидерские качества, высокую работоспособность и ответственность .Поэтому и назначили сразу командиром полка.Подчинённые моего отца уважали и любили. Солдаты называли батей. По характеру он был очень энергичным, с искромётным чувством юмора, иногда вспыльчивым, но справедливым и душевным человеком, настоящим сибиряком. Дело он своё любил, и вкладывал  в службу всю энергию, знания и душу. Заботился о личном составе, учил их военному делу настоящим образом.


 Командир 254-й мотострелковой дивизии ЮГВ генерал Борисенко (в центре 2-го ряда ) с командирами полков. Третий справа налево мой отец - Самойлов К.С.Венгрия - 1968 год.

  В те далёкие дни, когда полк находился в Чехословакии, мы слушали сообщения по радио о том, как развиваются события. По рассказам отца, Чехия встретила их враждебно, пулемётной очередью на мосту через Дунай. Сначала были провокационные выпады, обвинения, а на потом началась стрельба. Стреляли из подвалов, окон домов. На БТР рядом с которым стоял отец , пробило пулемётной очередью колёса, его подчинённый офицер Бучек  буквально затащил его за БТР. Путчисты поджигали танки, БТРы, автомобили, стреляли в наших солдат и офицеров.

  Бой длился целый день. Были и потери с нашей стороны. Два  вертолёта с ранеными и телами погибших  пришлось отправлять на следующий день. В целом, задача поставленная командованием перед полком, была с честью выполнена. Эта военная операция была выполнена советскими войсками в рекордные сроки 1.5 суток, с минимальными потерями .Многие офицеры и солдаты были награждены высокими наградами Родины. Мой отец был награждён орденом Боевого Красного знамени.

  В то время за выполнение интернационального долга и боевых задач было принято поздравлять офицеров по случаю награждений государственными наградами высшими должностными лицами Министерства Обороны СССР:



(Авт).Да, именно он - генерал армии Павловский И.Г.- Главнокомандующий операцией "Дунай" в 1968 году.

 Во время короткого отдыха и обеда в палатке - столовой с заместителями. В центре командир подполковник Самойлов К.С.ЧССР, сентябрь 1968 г., район Братиславы

 Но однажды, неожиданно, на короткое время приехал отец из Чехословакии с несколькими офицерами из штаба Южной Группы войск. И еще спустя некоторое время мы с мамой провожали его обратно на территории стрельбища 12 октября 1968 года.Он держал меня на руках. Мне тогда было всего 5 лет.

Слева - моя мама и отец. Венгрия, конец сентября 1968 г.

 По мере стабилизации обстановки проходили встречи с местными представителями власти непосредственно  в месте расположения части в полевых условиях с участием военнослужащих полка.

 

 Крайний слева - командир полка подполковник Самойлов К.С.

Первые дружеские рукопожатия на чехословацкой земле.

  Процесс установления доверительных отношений с населением по мере стабилизации обстановки был непростым. И устанавливали такие отношения в первую очередь командиры подразделений Советских войск.

  В 1968 году спецкорами газеты "Правда" публиковались статьи о постепенной нормализации обстановки в Чехословакии.


 

  Возложение венков к памятнику погибшим советским воинам при освобождении Братиславы в 1945 году от офицеров. В центре командир 96-го мотострелкового полка подполковник Самойлов К.С. Крайний слева замполит Литвинцев, крайний справа - парторг полка майор Пронин. ЧССР, Братислава, 25 октября 1968 года.


 Инструктаж командиров подразделений перед маршем на Венгрию к месту постоянной дислокации. Командир полка фронтовик Самойлов К.С. требователен к подчиненным как к себе. ЧССР, район Братиславы, 29 октября 1968 г.

  Офицеры полка. Памятная фотография. В центре-командир подполковник Самойлов К.С. Крайний слева- майор Плескачевский; 5-й  - подполковник Пасечник;справа налево- 6-й зам.комполка Сычев; 7-й - заместитель Федин. Южная группа войск.


Он был настоящим патриотом своей Родины и нас своих троих детей воспитал в том же духе.

Всегда с теплотой вспоминаем о нем и гордимся своим отцом , "батей" как его с любовью называли его солдаты .

                                                                                                                                Полковник запаса Самойлов Игорь Кириллович

                                                                              Второй раз в братской Чехословакии

   Из воспоминаний Какуткиной(Пермяковой) Ольги Павловны – дочери фронтовика, подполковника запаса П.Г. Пермякова.

 … «Я узнала о сайте В.Шевченко, посвященном военной операции «Дунай», которая проходила в Европе, в частности, в Чехословакии в 1968 году.

 - А мой папа тоже был участником тех событий, – при встрече сообщила я ему.

- Так расскажи о нем. Мы же специальную вкладку сделали «Дети ветеранов «Дуная».

И вот я стала внимательно вглядываться в фотографии военных, надеясь среди них найти своего отца – Павла Гурьяновича Пермякова.

    Подполковник Пермяков П.Г.

 

 В 1968 году – майор интендантской службы, заместитель командира в/ч пп 83413 н/н ППГ Южной Группы Войск.

  Принимал участие в операции «Дунай», за что награжден медалью

 "За боевые заслуги".

Во время ВОВ получил награды Родины:

   


... "Конечно, среди 500 тысяч человек объединенной группировки под командованием генерала армии И. Г. Павловского найти отца все равно, что иголку в стогу сена.  Это сейчас из интернета я почерпнула эти знания о численности, руководстве, так же как и оценке тех далеких событий. Наверное, я тоже могла бы порассуждать на эту тему, но в будущей книге хотят по крупицам собрать свидетельства очевидцев тех дней.

  Мне тогда было всего 13 лет. Папа   служил в Венгрии, в ЮГВ (Южной группе войск).

Павел Гурьянович Пермяков с дочерьми Татьяной и Ольгой. Такими мы приехали в Венгрию в 1963 году.

 Их воинскую часть, в г. Секешфехерваре, с военными складами, казармами разместили в бывшем поместье. В старинном двухэтажном замке, увитом диким виноградом, были расквартированы семьи военнослужащих. Весь второй этаж занимали командир и его заместитель, т.е. мой папа. Одной из наших комнат был танцевальный зал, где из великолепного паркета был выложен круг. Мебель тоже досталась от бывших владельцев, старинная, резная.  От главного входа шла аллея, обвитая красными и белыми розами.  По бокам были великолепные лужайки, обсаженные декоративными кустарниками. Посредине с обеих сторон росло по великолепному каштану. Дальше был яблочно-грушовый сад…

  И вот однажды, в августе 1968 года вся эта идиллия была разрушена ревом крытых грузовиков. На крышах брезента были начертаны огромные белые кресты. Склады, хранившие запас всех продуктов ЮГВ, пустели на глазах. Солдаты, словно инеем покрытые пылью от муки, макарон, соли, сахара, таскали мешки, ящики… Когда отъезжал очередной тяжелогруженый автомобиль, они в изнеможении падали прямо на землю и засыпали. Их сменяли другие, потом падали и они. Ночью под прожекторами работа продолжалась. Стоял крик, мат, охрипшие голоса были неразличимы. Машины выстраивались в какую-то бесконечную колонну, которой командовал  мой отец, тогда майор П.Г. Пермяков.  Вместе с ними уехали почти все офицеры и солдаты. В чужой стране мы остались практически без охраны в неизвестности и страхе.

  В своих воспоминаниях Ж.Э. Петросова, тогда беременная жена лейтенанта А.А. Петросова, пишет: «Когда все наши женщины вышли провожать мужей к воротам автопарка и взревели разом все моторы, нам стало страшно и очень тревожно. Мы проводили своих мужей в неизвестность. О масштабах «учений» мы поняли, когда по улице Ленина (центральная в г. Дьёре) в том же направлении стали двигаться венгерские военные части». И далее она вспоминает: « Прежде всего, нам предложили уехать, кто хочет в Советский Союз. Но никто не уехал. Все посчитали своим долгом оставаться рядом с мужьями. Это была еще одна проверка для нас на верность и любовь».

 У нас в военном городке эту проверку выдержали только две женщины: наша мама Феодосия Михеевна Пермякова и жена командира Анна Иосифовна Корень.  Остальные, прихватив детей и барахло, разъехались в течение ближайших трех суток. Моей старшей сестре Татьяне тогда исполнилось 16.

 Спустя годы, сама дважды став матерью, я все время мучила маму одним вопросом:

- Почему она, верная и преданная жена, не подумала о нас,  своих дочерях и не отправила в Союз, ведь мы были такими молоденькими, и что стало бы с нами?

Ее ответ всегда был неизменен:

- Мы семья и в любых ситуациях должны быть вместе.

Они с отцом действительно были уникальной семьей. Когда меня спрашивают,  верю ли я в любовь с первого взгляда, отвечаю:

- Верую и точно знаю, что такая любовь есть.

 

 

Мои родители:отец Павел Гурьянович и мама Феодосия Михеевна на озере Балатон накануне ввода войск в Чехословакию.

Светлой памяти моих родителей я посвятила рассказ, где описала, как впервые увидев ее, он всю жизнь повторял:

- У меня аж сердце прихватило. В висках стучало: - Она! Она! Я забыл и про свадьбу, и про невесту…

 И она про жениха своего, с которым 7 лет встречалась, забыла. В первый же вечер он сделал ей предложение, и Фенечка,  такая ответственная, серьезная учительница его приняла. На третий день как офицера его брак зарегистрировали. Почти полвека они прожили на одном дыхании, хотя время было тяжелое, колесили по военным гарнизонам. Вспыльчивый отец иногда начинал шуметь, ругаться, но, взглянув на любимую супругу, как-то успокаивался, виновато улыбался… Помню из окна челябинской квартиры я наблюдала как они катили саночки с уснувшими внуками и щебетали так трогательно, что напоминали влюбленную молодую парочку.

 Может, кто-то задастся вопросом, а причем здесь операция «Дунай», но ведь ее участниками были живые люди, со своими судьбами, любовью, ожиданием.

 А отец уже был в Праге в 1945 году. Освобождал ее.

 

 

 

  Таким был мой отец, когда страна салютовала в честь Победы.

 

До сих пор храню архивы отца. 

 Он родился в 1926 году, последнем году, когда призывали на фронт. Их в Сибирскую дивизию взяли  тогда всем классом, 18 мальчишек. А домой вернулись, как в песне, только трое. Один был без ног, другой вскоре умер от ран, а наш вот командиром стал и опять освобождал Чехословакию. Отец, когда вспоминал со своими друзьями ту операцию, всегда возмущался тому, что в немецкой зоне порядок был наведен сразу. При малейшем неповиновении они открывали огонь. Советским же солдатам это было запрещено категорически, поэтому среди личного состава нашего контингента были наибольшие жертвы.

                Возможно, кто-то из этих солдат был участником операции"Дунай".

- Как бы эти чехи и словаки не глумились, мы должны были побеждать их идеологически. А рука, как в 45-м тянулась к оружию.

  Как всякий фронтовик он любил крепкое словцо вставить, но при нас, дочерях и маме, позволял лишь одну фразочку:  «бляха-муха». Он за снабжение во время операции отвечал, вот и летала  эта «муха» по всем углам, когда он вспоминал, как  вначале из различных округов, групп, отовсюду прибыли люди, а провиант где-то затерялся. Солдаты злые были, голодные, зато потом целыми эшелонами стали поступать самые различные продукты. Ими забивали не только склады, но и огромный подвал нашего замка. Помню, нам на паек без всяких ограничений давали какие-то необыкновенно вкусные тушенки, крабов, красную и черную икру, горький шоколад. После чехословацких событий папе приехала замена из Уральского военного округа и наше пятилетнее пребывание в Венгрии закончилось. Родители побросали в контейнер эти консервы, а потом в голодном Челябинске очень сожалели, что по сытости так слабо запаслись.

 Я очень любила отца. Всегда невольно обращала внимание, как сослуживцы, да и гражданские с уважением относились к нему."

                                                                   Из воспоминаний Анцуповой Л.И.

                Материалы предоставленны дочерью Анцупова Л.И.-Анцуповой Галиной Леонидовной, г.Ростов-на-Дону.

 

  Мой отец, Анцупов Леонид Иванович, 1931 года рождения, капитан технической службы запаса, ветеран операции «Дунай».

  После окончания Иркутского авиационного училища был направлен для прохождения службы в Бакинский округ ПВО в Азербайджан. А в 1963  году был  направлен для дальнейшего прохождения в Северную Группу войск в Польскую Народную Республику. Мы с мамой Раисой Васильевной также переехали с отцом.

  Войсковая часть, где стал служить отец, номер полевой почты 45196, в то время дислоцировалась в небольшом гарнизоне в Жагани. Там и располагался 42-й гвардейский авиационный полк 149-й авиадивизии истребителей – бомбандировщиков 4-й Воздушной Армии.

  В первую зиму наша семья испытывала дискомфорт, поскольку было очень холодно и в этой связи возникали трудности с поставкой угля для отопления. Сравнительно недалеко от места проживания располагался военный аэродром.

 

                                        Мой папа гв.ст.лейтенант Анцупов с сослуживцем. Польша. Жагань.

  Маму через некоторое время направили работать в военно- полевой госпиталь №1172, полевая почта 95991, который в те годы располагался там же, в Жагани. Начальником госпиталя был подполковник медицинской службы Золотарев И.М.

  Мама активно занималась и общественной работой.

 

                          Мама выступает в доме офицеров в Жагани, справа - начальник госпиталя Золотарев.

   Детей из семей офицеров и сверхсрочнослужащих возили ежедневно в школу автобусом в воинскую часть. И я также постоянно ездила с ними.

   Прошло время, два, а может три года. Отец был  на хорошем счету у командования. Его портрет был помещен на Доску почета части. И как все офицеры говорили, что он специалист высокого класса. И по воинской специальности он действительно имел квалификацию военного техника 1-го класса. Командиром авиаполка был в то время полковник Дубовик, всегда ставил отца в пример.

                                                     

                             Папа ремонтирует фонарь на крыле самолета (крайний слева). Расположение в/ч пп 45196.

   Отец очень ответственно относился к служебным обязанностям, был требователен к себе и своим подчиненным. Иногда писал заметки и статьи в групповую газету о проблемах и конкретных предложениях для улучшения служебной деятельности в отношении полетов.

  

  Но вот пришло  такое время , когда наступила какая-то обеспокоенность. Хотя мы и были детьми все равно это состояние ощущали. Родители в семьях тоже говорили о плохой международной обстановке. Даже такие разговоры «ходили» и в школе.

   20 августа 1968 года в гарнизоне была объявлена боевая тревога. Личный состав и все подразделения полка срочно выехали в район аэродрома. Мы с мамой очень переживали, с нетерпением ожидали отца, но он так и не приехал.

  Во второй половине ночи все грохотало, самолеты улетали один за другим. Так мы встретили известия, что наши войска направленны в Чехословакию оказывать интернациональный долг чехословацкому народу и недопущения контрреволюции. Дни тянулись мучительно долго. Некоторые старшие офицеры отправили семьи через Легницу в Союз.

  Спустя какое-то  время мама начала работать в библиотеке госпиталя.

 

                                                  Мама работает библиотекарем в госпитале в Жагани

  За все время отсутствия отца, он прислал одно письмо за подписью и датой от 15 сентября 1968 года. Их пункт временной дислокации находился в районе «Градец Кралове» в Чехословакии на одном из аэродромов.

  Жили они в палатках как и все остальные. На авиационном ангаре висел плакат, написанный местными подстрекателями с надписью «оккупанты».

  Страшно было когда «поползли» слухи, что там идет война и конечно каждый думал, в том числе и мы, дети, чтобы наши отцы вернулись живы и здоровы.

  Особое беспокойство вызвано было тем, что экипажи почти все вернулись поздней осенью, в начале ноября, а отец так и не прилетел и вестей никаких небыло. Мама обращалась к командованию, но ее успокоили, что все нормально. И что он скоро вернется. Так все и сталось. Как выяснилось позже, в последний день их нахождения в Чехословакии погиб летчик Гагаринов. И отец был в составе группы, принимал участие в разбирательстве по данному факту.

  И в конечном итоге, к счастью все обошлось. Когда отец вернулся, мне казалось, что мы самая счастливая семья. Да так думали видимо все.

  Жизнь началась как и прежде своим чередом.

 

                                                     У двора дома в Жагани, мама в центре, папа справа.

 

                                                                      Офицеры в Жагани, папа справа.

  А еще спустя какое-то время моего отца Л.И.Анцупова направили для дальнейшего прохождения службы в Союз в Прибалтийский Военный округ. Так мы распрощались с Польшей.

  За выполнение боевых задач в ЧССР отец был награжден Благодарностью Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко за выполнение интернационального долга.

 А в 1976 году ему была вручена Благодарственная Грамота маршала авиации А.Е. Ефимова.

 

                                                                              Я очень горжусь своим отцом!


                                                                 Памяти отца Аксакова В.Н.-ветерана операции "Дунай"

 

 Материалы предоставлены дочерью Аксакова В.Н.-Аксаковой Натальей Владимировной, Волгоградская область, Алексеевский район.

   Мой отец , Аксаков Владимир Никитович, родился 1 ноября 1947 года в хуторе Шарашенском Новоаннинского района(ныне Алексеевского района)Волгоградской области. На действительную военную службу был призван 27 августа 1966 года. Карантин проходил в г. Новочеркасске Ростовской области в в/ч 69647. После карантина был направлен для прохождения дальнейшей службы в ГДР, в составе ГСВГ . Службу проходил в воинских частях п/п 58452 и п/п 64565. Мой папа был участником операции "Дунай - 68" в составе 73 отдельного танкового батальона 20 гв.ОА ГСВГ с 21 августа по 4 ноября 1968 года. Их батальон находился в Праге.

    В учетно-послужной карточке написано - развед.рота. Награжден Благодарностью Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза Гречко согласно приказа № 242 за выполнение интернационального долга по защите социалистических завоеваний в Чехословакии. Также награжден нагрудным знаком "Гвардия". Из воспоминаний родителей моего папы, матери Аксаковой Марии Федотовны и отца Аксакова Никиты Макаровича знаю, что с августа 1968 года им ничего не было известно о сыне Владимире.Письма из Германии вдруг перестали приходить.Места не находили себе мои бабушка и дедушка. Из нашего хутора в ГДР в соседствующей с папиной частью служил еще один парень. Он присылал домой весточки регулярно. Дедушка пытался через него узнать о местонахождении сына. Но земляк отвечал невнятно, расплывчато : "Владимир на учениях..." 

   Спустя годы отец рассказывал о пребывании в Праге. Стрелять им было запрещено, но со стороны чехословацких контрреволюционеров были частые провокации. Рассказывал о том, какой наикрасивейший город Прага. Как-то папе пришлось везти командира в аэропорт. Там он увидел, что прямо на асфальте стоят многочисленные коробки. Молодой солдатик тогда спросил : "Товарищ командир, а что это?" "Гробы, сынок!" - ответил офицер. В ту минуту страх охватил моего папу. В ноябре 1968 года возвращался он и его товарищи из ЧССР в ГДР живой и здоровый. Овациями и цветами осыпали их , "доблестных сынов Родины". В январе 1969 года папа, Аксаков Владимир Никитович, вернулся на Родину. Стал трудиться в родном колхозе водителем. В 1970 году женился на моей маме Аксаковой (Проподящевой )Валентине Николаевне, в ноябре у них родилась я - дочь Наташа. В ноябре 2007 года вышел на заслуженный отдых. Но 31 октября 2009 года внезапно оборвалась жизнь нашего дорогого человека.

   Всю свою жизнь папа гордился, что с честью выполнил свой интернациональный долг. Как хотелось ему, чтобы Родина признала это. Было очень обидно! Как радовался бы он сейчас, узнав, что есть люди, которые занимаются данным вопросом! Честь и хвала Вам, Виталий Викторович!Здоровья Вам на долгие годы! Спасибо от всей моей семьи! С уважением к Вам дочь участника военно-стратегической операции "Дунай- 68 " Аксакова Наталья Владимировна.

                                                                      Фото из личного архива Аксакова В.Н. 

 

                                                                                             ГДР 1966 год.В  центре Аксаков В.Н.

                            

                                                                                                          ПВД - лес, 1968 год.

                                               

                                                                      13 ноября 1968 года-возвращение из ЧССР в ГДР. Папин БТР.

                                                                                                        

Возвращение на "зимние квартиры" в ГСВГ из ЧССР,мой папа пятый в первом ряду-солдат в пилотке. 

 

  Материалы предоставлены дочерью бывшего НШ 28-го АК ПрикВО генерала Шварц Г.М. – Валентиной Шварц-Мироновой (родившейся в Венгрии, Южная Группа войск), жительницей г. Санкт-Петербурга:

         

             

 

 

 

 

  Генерал-майор Шварц Георгий Матвеевич,  ветеран Великой Отечественной войны, в мае 1945 года освобождал г. Прагу от фашистских захватчиков.

 Участник операции «Вихрь» в 1956 году в Венгрии.

 В 1968 году – полковник (в начале операции), НШ 28-го Армейского корпуса ПрикВО. Звание генерала присвоено во время проведения операции «Дунай». 

 

 

 

 

 

 

 

 

   Ратный воинский труд отца за время Великой Отечественной войны и последующих боевых операций в послевоенный период был оценен государством высокими наградами:

           

 

Из воспоминаний отца об операции «Дунай»:

«…В летний период 1968 года 28-й АК был поднят по тревоге и выведен в основные районы сосредоточения. Началась непосредственная, нудная и продолжительная подготовка войск к вводу в Чехословакию. Пока команда Л.И. Брежнева вела переговоры в Москве и Праге, Черна над Тиссой и в кулуарах с выходящим из-под влияния Варшавского договора А. Дубчеком, Черником и их идейным вдохновителем Смрковским, непосредственными делами занимался Гречко. В состав корпуса входили, кроме нашей 128 МСД:

24 ж\д МСД под командованием генерала Яшкина;

31 ТД из БВО под командованием генерала Юркова;

30 Самаро-Ульяновская МСД из БВО – генерала Малофеева;

48 МСД ОдВО из Белгород-Днестровского – Гуськова А.И.

Планирование операции и ввода проводилось в строжайшем секрете.

Подготовительным этапом также были и учения под кодовым названием «Шумава» в конце июня месяца. В процессе учений произошла встреча бывших сослуживцев по ГСВГ».

До весны 1968 года отец – полковник Шварц Г.М. был заместителем командира 27-й гв. МСД 1 гв. ТА ГСВГ.

  

   Встреча бывших сослуживцев в период проведения операции "Шумава".Слева-направо: 1 – мой папа (полковник Шварц Г.М.); 2- Павлов (бывший командир 244 гв. МСП, сменивший моего отца на должности замкомдива); 3- Румянцев (замполит 244 гв. МСП; 4- Абдулаев (командир 244 гв. МСП). Июнь 1968 года.

«…Переговоры шли до августа месяца. За это время войска подходили и располагались в приграничных районах. Все леса и просеки были забиты войсками, с которыми нужно было круглосуточно работать, а также обеспечивать всем необходимым. Всю эту работу организовывал главный штаб Сухопутных войск под командованием Главкома Павловского и начальника штаба Никитина. А над корпусом непосредственно поставили штаб скадрированной 38 армии из Ивано-Франковска под командованием Майорова А.М.

 Итак, 22 августа 1968 года тихо-тихо получили приказ на ввод в Чехословакию союзных войск. В тот же день прибыл вновь назначенный командир корпуса Ф.Ф. Кривда, который повел себя тактично и грамотно с первых же часов командования корпусом. Войска шли сплошными колоннами безо всяких дистанций, было какое-то оцепенение. Не хотелось думать о боевых действиях.

 От самой границы – от первой деревни, которая называется Вишня Немецке, вдоль дорог стояли толпы людей. Но это была не та картина, которая запомнилась мне с мая 1945 года…тогда все кричали: «Руда Армада, наздар!» - славили нас.

 22 августа были и редкие приветливые взгляды и возгласы, но в подавляющем большинстве толпа была угрюма и хмура, возгласы были, мягко говоря, возмутительные…Не помню уже деревню, где нам встретилась и баррикада, которую пришлось обойти по другой улице. Вначале, ни стрельбы, ни силового сопротивления не было.

 К темноте колонна штаба подошла к Кошице. Впереди была наша 128 МСД, за ними 31 ТД. В наступающих сумерках полетели вверх трассы очередей автоматического оружия в Кошице. Мы наблюдали с высоты на окраине города. Стоявшие рядом комкор и начпо спросили меня, как было в такой       ситуации в 1956 году в Венгрии? Я вспомнил, что так начался штурм тюрьмы и местных властей, при этом был вырублен свет во всем городе. Но в Кошице такая ситуация была пресечена. Через какое-то время очереди прекратились. Как выяснилось позже, вооруженный инцидент произошел в районе местного радиоцентра. На рассвете мы вошли в Кошице и расположились в военном авиационном училище.

 Много несвойственных военных вопросов сразу же пришлось решать штабу, при этом обстановка была не совсем ясна. Но, главное, не было открытого вооруженного и массового выступления населения.

28 армейский корпус, который во время событий вошел в 38 армию и включал в себя 128 мсд, 24 мсд, 31 тд БВО, 48 мсд ОдВО.

 Такой состав корпуса был только во время ввода. Командиры соединений: 24 мсд – генерал Яшкин, 31 тд – генерал Юрков, 30 мсд – генерал Малофеев, 48 мсд – Гуськов А.И. В дальнейшем, штаб корпуса и почти все корпусные части  временно дислоцировались в Моравии – в Оломоуце. В его состав, в дальнейшем, входили 3 дивизии: 30 мсд – в Словакии (Зволен, Банска Быстрица, Нове Замки, Комаром, большой полигон); 48 мсд – Чехия (Высоко Мито); 31 тд – Моравия (Мисто Либава, Френштадт). Наши солдаты держались, вели себя достойно и тактично во время событий, не оскорбляли достоинства граждан ЧССР.

 В центре Кошице есть памятник погибшим советским воинам. Местные жители не пустили группу наших офицеров к памятнику. Когда же строй солдат с цветами строевым шагом направился к памятнику, толпа расступилась и пропустила…

 

 

 

 

              Своим освободителям  

         Славим солдат

            Красной Армии 

                Граждане города 

                Кошице год 1945 

 

 

  На улицах расклеивали и разбрасывали антисоветские листовки, но большая разъяснительная работа наших солдат, да, да, именно солдат, постепенно нормализовавылись наши взаимоотношения. Наши действия были уверенные и целенаправленные, т.к. мы чувствовали требования, ответственность и одновременную заботу Родины. Одно было ясно, что если бы не вошли в ЧССР войска Варшавского договора, то туда бы вошли части ФРГ, за ними армада экономических оккупантов во главе с США. В ФРГ был подготовлен транспорт с демпинговыми товарами, как промышленными, так и продовольственными, и, несомненно, кино-, видеофильмы и т.п. В самой ЧССР по всем средствам массовой политической пропаганды шла и бескомпромиссная борьба за рынок, как это было всегда. Для нас это было дико. Разложение народа было налицо. Но противопоставление мер силами чехов и нашими силами давало результат. На глазах исчезали с витрин, обложек журналов, экранов телевизоров обнаженные женщины и мужчины. В 1945 году чехословацкий народ тоже подвергался разложению со стороны фашистской Германии, но это была милитаризация, пропаганда героизма немецкого вермахта. Помню даже такую картину – атакующая шеренга солдат с винтовками наперевес и под ней надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Эта пропаганда была направлена против Советов, где был принят на вооружение марксистский лозунг. Кстати, в годы ВОВ у нас был другой лозунг: «Смерть немецким оккупантам».

 Наши солдаты, сержанты и офицеры тоже принимали участие в борьбе с этими разложенческими деяниями в Чехословакии. Делалось это планомерно и организованно, не унижая национального достоинства чехословацкого народа.

 На жизнь народа никто не покушался. Позже стало известно, как лично Гречко обрабатывал Дубчека, склонив его, в конце концов, к мирному решению противостояния. Министр Обороны ЧССР Мартин Дзур принимал самые активные меры по недопущению кровопролития. Меры командования корпуса также были направлены на предупреждение солдат даже от случайного выстрела. Неприятно было видеть на улицах лозунги: «Отец был освободитель – а сын – оккупант!», которые сравнивали 1945 и 1968 годы.

 В Праге и других городах была стрельба из стрелкового оружия, и не только, поджигали танки и автомашины, были потери. В 128 МСД выстрелом был убит солдат в бронетранспортере с открытым верхом. В 48 МСД, которая шла через Венгрию, при обстреле погибли, находясь на марше два водителя. Были жертвы и у чехов, но это, в конечном итоге, были результаты пропаганды. Массовых открытых вооруженных выступлений не было, а одиночки гибли. Нашумевшее самосожжение Яна Палаха тщательно готовилось организаторами контрреволюции. Его уверяли до последней минуты, что спасут и он останется жив…Поэтому он и решился пойти на эту провокацию.

 Наш корпус не имел постоянного состава, а подчинен был 38 А. В нашей зоне ответственности – Словакия, Моравия, Чехия. Обстановка постепенно начала стабилизироваться. А через некоторое время стала создаваться Центральная Группа войск, в состав которой входили в октябре 5 дивизий, в т.ч. 1 МСД и 1 ТД, наш 28 АК. Командующим стал Майоров.

 Наш интернациональный долг был выполнен с честью».

 

 

 

 

 

 

                                         Памяти отца Безуглого В.А. – ветерана операции «Дунай»

  Материалы предоставлены Мариной Валентиновной Твердохлебовой (Безуглой), г. Ростов-на-Дону, дочерью бывшего начальника штаба 28-го танкового полка 27-й гв. МСД 1-й гв.ТА Безуглого Валентина Александровича, ветерана Великой Отечественной войны, военно-стратегической операции «Дунай»,военного советника-участника боевых действий в Сирии (1973-1975 гг).

                                                                                                                              

                           

 

  

  Первым орденом  «Красной Звезды»   Безуглый В.А. награжден  за выполнение боевых задач в ходе операции «Дунай» .

 

 

Гвардии полковник Безуглый Валентин Александрович - в 1968 году во время проведения операции «Дунай» - подполковник, начальник штаба 28-го танкового полка 27 гв.МСД 1-й гв.ТА ГСВГ.

 

                 В числе боевых наград медаль «За Боевые заслуги»,медаль «За Победу над Германией

       

 

  Вторым орденом   «Красной Звезды»   Безуглый В.А. награжден  за участие в боевых действиях в Сирийской Арабской республике.          

   

     

 

             

 

                                               Одна из орденских книжек Безуглого В.А.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       

                  Также дочерью Безуглого В.А. были предоставлены и другие его наградные документы:

 

                                                         

                                   Государственные награды Сирийской Арабской республики, одна из которых  орден "6-го октября", которых был удостоен Безуглый В.А.

 

        Удостоверение к награде

  

  

          

      День Победы - это всегда святой  праздник 

                                                        

    Из черновиков записей моего отца Безуглого В.А. об участии в  операции "Дунай"  танкистов 27-й гв. МСД:

  

 «…Подготовка к введению войск на территорию ЧССР проходила с апреля по июль 1968 года. В военном отношении проведение операции «Дунай» было подготовлено рядом войсковых учений. На территории Чехословакии прошли учения под кодовым названием «Шумава». В эти учения был задействован 244-й мотострелковый полк  27-й гв. МСД (подполковник Абдуллаев).

28-й танковый полк, где я был начальником штаба, в полном составе в июле 1968 года совершил 160-км марш на юг Германии и сосредоточился в лесу в вблизи населенного пункта…В этом районе мы стояли до 20.08.1968 года.

…Представители МО, офицеры полка разъясняли л\с состояние международной обстановки, внутренней -  в ЧССР, суть внешней политики СССР.  Велась работа по интернациональному воспитанию воинов, тщательно изучались маршруты выдвижения и объекты для разгрузки. Все мы понимали подготовку к большой ответственной военной операции.

При выполнении задач чешское радио и телевидение с первого дня нашего вступления в ЧССР поливало грязью Советский Союз, его правительство и вооруженные силы, а также войска Варшавского договора.

 

 Начальником штаба 28-го ТП Безуглым В.А. вырабатывается решение о задействовании подразделений в выполнении боевых задач вблизи расположения войск НАТО на случай вторжения. Чехословакия ПВД-лес, август 1968 года.

  Беспрестанно работали подпольные радиостанции. Наша задача состояла в том, чтобы заглушить эфир дезинформации и глушить подпольные радиостанции. Личный состав выполнял задачу по охране сохранившихся источников питьевой воды. Многие источники ее разрушались, вода отравлялась.

  Доклад НШ 28-го ТП Безуглого В.А.(второй справа налево) о дальнейших маршрутах перемещения танковых подразделений.Второй слева направо командир  28-го танкового полка 27-й гв. МСД 1-й гв.ТА полковник Деревянко.  Август 1968 года, ЧССР, район Соколово.

  Так как батальоны были размещены на удалении друг от друга, вражеские диверсанты неоднократно перерезали телефонные линии связи. Для восстановления ее посылали связистов в сопровождении автоматчиков.

…г. Соколов (ЧССР) АП был блокирован, распущен и расформирован. Неоднократно в отношении нас совершались провокации, попытки вывести из строя средства связи и транспорта, кратковременные обстрелы со стороны чешских экстремистов и боевиков (Черник – «чернорубашечники»).

Серьезных потерь и ранений полк не понес…»

  

 

 … В ожидании командира 27 гв. МСД  с представителем Главного Командования операции «Дунай». ПВД, ЧССР 1968 год.

 Безуглым Валентином Александровичем, с учетом своих черновых записей, начала составляться справка об участии ветеранов 28-го ТП 27-й гв. МСД 1-й ТА в операции «Дунай» «в чистовом варианте»:

«…В 60-е годы прошлого века Чехословакия была единственным государством восточного блока, которое непосредственно граничило с Западными странами. На ее территории не было советских войск. К августу 1968 года политические процессы, происходившие в социалистической Чехословакии, начали угрожать существующему социалистическому строю в этой стране и единству социалистического лагеря в целом.

В этих условиях руководители стран Варшавского договора решили любой ценой не допустить «демократических» перемен в Чехословакии, которые привели бы к уничтожению социалистической системы и установлению капитализма в стране. С апреля по август 1968 года делались попытки урегулирования возникших проблем существующей системы. Так как результатов они не дали, оставалось военное решение, целью которого и было оказание интернациональной помощи чехословацкому народу в деле защиты социализма от право ревизионистских и антисоциалистических сил, поддержанных империалистами Запада.

Контрреволюционные группировки в Чехословакии, при поддержке враждебных империалистических стран готовили государственный переворот с целью свержения социализма…..»

В окончательном варианте справка составлена не была, так как на этом этапе жизнь ветерана Безуглого В.А. трагически оборвалась….

 

                           Дополнительные фотографии из личного архива Безуглого В.А.:

 

                  

                  Крайний слева Безуглый В.А. Второй справа налево командир 28-го танкового полка 27-й гв. МСД 1-й гв.ТА полковник Деревянко. ЧССР, ПВД – лес, район Соколово, октябрь 1968 года.

 

         

 Окрестности Карловых Вар. Крайний справа Безуглый В.А.1968 год.

 

  Так же из черновиков Безуглого В.А.: «Постепенно обстановка начала стабилизироваться. Нам приходилось неоднократно встречаться и общаться с офицерским составом ЧНА, обсуждать вопросы внутренней политики и боеготовности войск. Таким образом, вновь начался процесс укрепления дружбы».

 

 

 Первые дружественные встречи со старшими офицерами ЧНА в пункте временной дислокации 28-го ТП.

 Боевые задачи в ходе операции «Дунай» танковым полком были выполнены с честью. Ряд солдат и офицеров были представлены к государственным наградам и в торжественной обстановке  личному составу в ПВД по подразделениям были вручены Благодарности Министра Обороны Союза ССР Маршала А.Гречко за выполнение интернационального долга».

  

                 Снимок на память. Основная часть офицеров – фронтовики.ЧССР. В центре командир 28-го танкового полка 27-й гв. МСД 1-й гв.ТА, октябрь 1968 год

          ( Автор: ...Тогда они не предполагали, что сегодня мы будем их вспоминать с теплотой и благодарностью…)

 …Продолжая рассказ с воспоминаниями о моем отце, я хотела бы отразить, что он всю жизнь был высококвалифицированным военным, за что его ценили как рядовые и офицеры, так и командование… В мирное время, находясь в отставке, отец на протяжении ряда лет проводил активную работу в городском Совете ветеранов в г. Ростове-на-Дону. Приоритетными направлениями своей деятельности он всегда считал вопросы патриотического воспитания молодежи, их подготовки к службе в армии. Он был патриотом с большой буквы – таким он остался в моей памяти…

         Памяти отца  Лущикова Н.Н., ветерана операции «Дунай».

  Материалы предоставлены Сергеем Лущиковым (г. Ростов-на-Дону), сыном бывшего заместителя командира артиллерийского дивизиона по политической части в период операции «Дунай» Лущикова Н.Н.

 «Все тогда воевали, принимали участие и в ВОВ, и в ЧССР, я не был героем, но честно, как и все – выполнял свой долг!»  Н.Н. Лущиков.

  

 




Гвардии-майор Вооруженных сил СССР, замполит 2-го АД 54 гв.АП ( пп 58871) 27 гв. МСД 1 гв. ТА ГСВГ, , ветеран Великой Отечественной войны, участник военно-стратегической операции  «Дунай» Лущиков Николай Никитович.

 

 

  

 


  Таким был боевой офицер гвардии-майор Лущиков Н.Н. в 1970 году

  В числе многих государственных наград награжден Орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями  «За Боевые заслуги»,«За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За победу над Японией».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Награжден Благодарностью Министра обороны СССР Маршала Советского Союза А. Гречко согласно Приказа №242 за выполнение интернационального долга.

Как вспоминал мой отец: «…Обстановка, особенно в период ввода войск в Чехословакии, была очень напряженная. Задача нашего дивизиона – обеспечить огневой поддержкой мотострелковый батальон 244 гв. МСП, в случае наступления войск противника со стороны границы с ФРГ. Они были самые крайние на рубеже обороны 27 гв. МСД. Стояли где-то около 10-12 км от границы. Однако не исключалось, что возможны прорывы войск Чешской армии в направлении границы. Так что мы стояли как  в окружении…Обстановка усугублялась тем, что район, где мы разместились – был «цыганский» - и что нам приходилось ждать от этого местного населения – «одному богу известно». (Солдат постоянно «накручивали» - не дай бог уснёте на посту – вырежут всех нас ночью…)

    Из архива моего отца Лущикова Н.Н.  Рукой отца подписано…»Чехословакия, район Секерских Холуп. 2 артдивизион 54 гв. АП располагается лагерем в период проведения боевой операции против контрреволюции. 1968 г. август-ноябрь.»

 «…Помимо ежедневного инструктажа караула, приходилось офицерским составом в начальный период практически поочередно нести ночное дежурство – солдаты, по сути «пацаны-мальчишки», не дай бог заснут….Учли и фронтовой опыт – соорудили проволочные заграждения, повесили пустые металлические банки. И вот однажды ночью банки зазвенели. Караул после окриков сделал несколько выстрелов, через некоторое время в ответ – стрельба…Подумали – началось! Однако вскоре выяснилось, какой-то зверь задел банки, а это из охранения, стоящего в нескольких км МСП, в ответ дали очередь из автомата. Хорошо, что быстро выяснили причину.

В зоне нашей ответственности часто бывал начальник политотдела дивизии полковник - Лоханов Н. Под его руководством, в дальнейшем, проводилась разъяснительная работа среди населения.

  «Чехословакия. Операция «Дунай». Пункт временной дислокации дивизиона. На снимке - командир 2 АД – подполковник Богданов Владилен. Октябрь 1968 г.»

Сергей Лущиков, сын  ветерана  попробовал разобраться, где дислоцировалась 27 гв. МСД во время событий в ЧССР в 1968 году с августа по ноябрь месяц. Согласно выкладок установлено, что дивизия находилась на территории ЧССР в зоне своей ответственности, по прикрытию границы со стороны расположения войск НАТО, на расстоянии 10-12 км от границы -первая линия. Вторая -танковый полк, км 25 от границы. 

Штаб 27 гв МСД находился в ПВД в г. Карловы Вары; 
 Штаб 28 танкового полка - в Соколово;
 243 гв МСП - в г. Аш; 
 68 гв МСП- в г. Хеб; 
 244 гв МСП- в г.Климентово. Рядом есть название Секерски Холупы. Чуть ближе к границе и на самом дальнем левом фланге линии 27 гв МСД стоял один из батальонов 244 гв МСП, который прикрывал 2 артдивизион 54 гв АП -27 гв МСД, в котором был мой батя. 
Соответственно подразделения МС полков имели свои рубежи обороны по всей линии Аш- Хеб- Климентов. 

 Продолжение воспоминаний ветерана:"...В других районах расположения нашей 27-й гв. дивизии 68 гв.МСП имели место вооруженные нападения на наших военнослужащих. Иногда возникали перестрелки. Были раненые среди наших солдат. Некоторые погибли, вечная им память:

Сержант Гришин Евгений Григорьевич, командир танка 31-го ОТБ нашей 27-й гв. МСД.

Рядовой Семенов Виктор Васильевич, радиотелеграфист 244-го гв. МСП 27-й гв. МСД.

Мл. сержант Шарафутдинов  Магафур Сафиевич, механик-водитель танка 28 ТП 27 гв. МСД (в первый день ввода войск).

Ефрейтор Фролов Анатолий Афанасьевич, старший стрелок 68-го гв. МСП 27 гв. МСД.

В беседах с солдатами, сержантами и офицерами  мне не давали покоя  мысли о том, как в 1945 году чехи и словаки относились к нам, вели совместную борьбу с фашизмом. И как резко изменилась обстановка. Всё-таки сработал механизм длительной идеологической обработки населения, да и присутствие заброшенных в страну политических диверсантов, призывающих к контрреволюционному перевороту. И как это все было скрыто. Ведь буквально в июне месяце мне довелось принимать участие  в учениях армий стран Варшавского Договора под условным наименованием «Шумава» на территории ЧССР. Тогда мы выполнили поставленные совместные задачи на «отлично» на Доуповском полигоне.

Мне еще тогда подарили книгу с вкладкой «В память о встрече войск стран участников Варшавского Договора»

Сын ветерана отмечает:"2 артиллерийский дивизион ( 122 мм гаубицы Д-30, в дивизионе 18 шт) по состоянию на 1966-1969 год был лучшим не только в 1 гв ТА, но одним из лучших во всей  ГСВГ. Отец служил в дивизионе с 1965 по конец 1969г. В начале 1970 года его назначили на отдельный батальон -замполитом, на повышение.  Об этом  говорят грамоты, благодарности, поощрения, подарки от командования  54 гв АП, дивизии и лично от командующего 1гв ТА Кожанова Константина  Георгиевича в дальнейшем генерал-полковника танковых войск , кавалера 7 орденов Красного Знамени! 

 Такими грамотами Кожанова отец всегда гордился больше чем медалями.  Он лично знал моего отца и всегда во время посещения дивизии непременно  подходил к нему ( и конечно к командиру дивизиона). Поэтому дивизион, как один из лучших в ГСВГ был выбран для участия в боевых стрельбах на Доуповском полигоне, Возле г. Карловы Вары в июне 1968 г. во время учений "Шумава" которые проводил лично маршал Якубовский. По окончании стрельб Якубовский  поблагодарил лично отца ( он тогда исполнял обязанности Командира дивизиона в виду болезни последнего). Кожанов тоже поблагодарил его- "Спасибо, не подвёл меня!".Сказалась и боевая выучка личного состава. Основная часть солдат и сержантов, офицеров составляли специалисты 1-го класса и мастера огня."

Продолжение воспоминаний Лущикова Н.Н.:"В 20-х числах сентября в расположение приезжал комдив дивизии Сторч Н.В. с новым комдивом Бородиным. Последний представлялся по случаю назначения на должность…Простояли до ноябрьских праздников. Снялись самые последние и последние прибыли в расположение части в Хайде – 11 ноября 1968 г.

Возвращались мы на «зимние квартиры» как в родные места. Мне многое за время войн пришлось испытать и повидать. Но всегда с теплотой вспоминаю, как наши войска встречали граждане Германской Демократической Республики.

  Жители немецкого города Галле встречают советских военнослужащих, принимавших участие в операции «Дунай», возвращающихся в места постоянной дислокации в ГСВГ после выполнения интернационального долга в Чехословакии. Вместе со взрослыми гражданами ГДР советских солдат встречают и немецкие дети. Ноябрь 1968 года.

 

 

 Возвращение из ЧССР. Боевые задачи выполнены с честью. На БТР-40 от белых полос не осталось и следа. Жители г. Галле/Заале (ГДР) встречают воинов Советской Армии (разведвзвод 2 АД 54 гв. АП) на Ленин Аллее.

  Данные события освещались и в средствах массовой информации:

                                            Вырезка статьи из архива майора  Сыромятникова А.В.-участника операции "Дунай" в составе 28 ТП 27гв.МСД. Газета "Советская Армия" от 30 октября 1968 года.

  После возвращения, наиболее отличившиеся из числа офицерского состава и солдаты, были представлены к боевым наградам:За операцию "Дунай" по 27-й гв.МСД награждено медалями и орденами- офицеров - 68 человек и сержантов - 4 человека. А также перед строем в торжественной обстановке были вручены Благодарности и Грамоты Министра Обороны Союза ССР за выполнение интернационального долга."

 

 

                                              

                                       Может быть для кого-то эти значки не имеют большой исторической ценности…

 

 А я всегда буду помнить, когда после возвращения из ЧССР отец привез мне эти значки, которые храню как память до сегодняшнего дня.

 

 

Памяти отца Джиоева Р.Е.- ветерана операции "Дунай"

 Материалы представлены дочерью бывшего штурмана эскадрильи Джиоева Р.Е. Азой Джиоевой (Северная Осетия, г.Владикавказ):

                         

    Майор Военно-Воздушных сил СССР, штурман эскадрильи, "Военный штурман 1-го класса", ветеран операции "Дунай" , кавалер ордена Красной Звезды Руфин Ермолаевич Джиоев.

 Награжден благодарностью Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза Гречко  согласно приказа №242 за выполнение интернационального долга.

Награжден Благодарственной Грамотой "За безупречную службу в Вооруженных Силах Союза ССР" за подписью Главнокомандующего Военно-Воздушными силами главного маршала авиации П.Кутахова.

 В период подготовки к проведению операции "Дунай" проходил службу в в/ч 26319 (ПрикВО), затем в в/ч пп 80676 в ЧССР.

     Наша семья: глава семьи  Джиоев Руфин Ермолаевич - офицер запаса,

мама Джиоева Зара Владимировна и я дочь Аза.

 " Добрый день, Виталий Викторович! Я посылаю письмо мамы и остальные материалы.

  Уважаемый Виталий Викторович, здравствуйте!

   Я могу Вам описать, что мне известно о моём супруге, верном друге моей жизни...

   Руфин Ермолаевич родился в 1928 году. мать свою не помнил, она умерла, когда ему было 2 года. Отец с фронта вернулся в 1945 году и от множественных фронтовых ран умер в 1946 году.

   Мы с Руфином Ермолаевичем познакомились в 1948 году. Он, окончив 1 курс Харьковского авиационного училища штурманов, приехал в отпуск, и навестил меня, студентку медицинского института. С тех давних пор мы были друзьями. Каждый его отпуск мы проводили вместе

   В 1949 году окончил военное авиационное училище штурманов.

   С 1949 года по 1957 год служил на Камчатке в Дальневосточном военном округе. Летал на самолётах-бомбардировщиках ПО-2, ЛИ-2, ПЕ-2, А-20, Б-25, ИЛ-14, АН-2, ИЛ-28.

 

                                                                                 

 

 

Ил-28 -фронтовой бомбандировщик

 

 

  

 

 

 и Ан-8, на которых пришлось летать Р.Джиоеву, а также и на других типах самолетов.

  

 

 

 

  

В 1957 году переведён в Прибалтийский военный округ -- сначала в Черняховск, потом в Ригу. Служил в военно-авиационной разведке до 1967 года.

   В 1967 году переведён во Львов (Прикарпатский военный округ). В основном летал тогда на ИЛ-14.

   Я с дочерью осталась в Риге. В августе 1968 года ночью я случайно услышала сообщение Би-Би-Си о том, что "войска СССР вторглись на территорию ЧССР и оккупировали силами Прикарпатского военного округа".

   Я была в ужасе, ведь мой муж во Львове... В 6 часов утра позвонила в часть, где ранее служил муж, дежурному офицеру части. Просила его помочь мне добраться до Львова. После долгих уговоров военным самолётом, улетавшим во Львов, меня доставили туда.

   Так я оказалась во Львове, в офицерском общежитии, где кроме меня и жены командира полка, никого не было. Все были на вылете.

   После обеда прилетел какой-то самолёт -- это приземлился экипаж командира полка Иванова Николая Николаевича (он в Божем Даре тоже был командиром полка -- если вспомните), и мой Руфин Ермолаевич... Я узнала, что они выполняют боевые задания по перевозке техники и войск в Чехословакию.

  

    14 -- 15 взлётов и посадок в Чехословакию выполняли в течение суток (из Ужгорода взлетали). Во Львов прилетали иногда минут на 30, не больше.

                                      Штурман Джиоев в полете при выполнении боевого задания

   Так в течение 10 дней (что я там выдержала), работал экипаж Иванова со штурманом Джиоевым. Иногда ночью оставались там, где могли находиться только в самолёте, а утром ложились на траву и пили росу, и умывались тоже росой. Много гибло от оружия чехов... Я сама видела, как во Львов привозили самолётом гробы... Это был ужас, горе и слёзы...

   Наконец мой Ермолаевич убедил меня улететь домой, так как он во Львове, наверное, не будет, больше будет там (в Чехии) -- это он чуть приоткрывал тайну событий. И он меня попутным служебным самолётом отправил домой в Ригу.

   Я никогда этот ужас не забуду --- думать, что мой любимый там, откуда привозят гробы... С тех пор он пребывал в этой вражеской Чехии...

   Постепенно ситуация внешне утихомирилась, стали дружбу по служебным звеньям налаживать --- штурман эскадрильи наш со штурманом эскадрильи чешским и т.д. И когда через год разрешили въезд семьям, приехала и я с дочерью семи лет. Вскоре построили дом, открыли школу и мы обосновались.

   Летал мой Руфин Ермолаевич много, часто. Возил всех командующих, правительственных деятелей. Помню, полюбился он Гофману --Министру Национальной Обороны ГДР генералу Армии Хайнцу Гофману, и в Сочи, где отдыхало наше руководство, и в Москву -- Гофман "требовал" Джиоева... Также и венгерские руководители и прочие... Ермолаевич был грамотный, безотказный, "безаварийный" в штурманском искусстве... Самые дальние, неизведанные маршруты доставались штурману эскадрильи. Я не могу излагать Вам профессиональным языком, но знаю, что самые сложные, важные задания выполнял Джиоев. Если бы кто-нибудь из сослуживцев охарактеризовал его, то сказал бы то же самое... Никогда не отстранился от полёта, ни по какой причине (простуда и прочее). И оценивали его по достоинству...

   Я, как вольнонаёмная, работала в батальонном госпитале (медсанчасти) врачом-хирургом, и при встрече мне восхваляли его как высоко профессионального, честного, принципиального штурмана и человека. Помню, прилетел к нам в Божий Дар Кутахов -- генерал-полковник авиации, главком ВВС. Посетил наш лазарет, мне пришлось ему небольшую помощь оказать, и наш начальник представил меня как жену штурмана эскадрильи... Он пожал мне руку и сказал: "Ваш муж мужественный человек". Он же и вручил ему благодарственную грамоту по выходе в запас...

                      Второй слева направо Джиоев Р.Е. в кругу сослуживцев- офицеров-авиаторов.

                                   Может кто откликнется из числа однополчан...

   Награждён многими медалями -- нет смысла перечислять... Вообщем, послужил мой Джиоев в самой военно-враждебной боевой обстановке... Славно, победоносно, хотя со многими жертвами, потерями многих жизней... Это был воистину интернациональный долг, во имя добра, мира и счастья.

   Только наши последователи всё уничтожили, перестроили, перечеркнув все доблестные достижения своих отцов и дедов..."

                                                                           С уважением --- Джиоева Зара Владимировна.  

 

 

 

Дружественные сайты и организации

Сайт  сослуживцев – 10-го отдельного танкового батальона и  6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады, которые много лет дислоцировались в Берлинском районе Карлсхорст.

Сайт "Дунай" В.П.Сунцева - члена Президиума Житомирского областного Союза воинов-интернационалистов, работающего над поиском в/частей, участвовавших в операции "Дунай".

Сайт и форум 20-й танковой Звенигородской Краснознаменной дивизии.

Сайт "Всемирная история" - статьи, книги, энциклопедии и карты.

Сайт 159 Таллинского Краснознаменного ИАП

Сайт Виртуальный гарнизон,27 гв. МСД, г.Галле\Заале ГСВГ (ЗГВ)

Сайт Назад в ГСВГ (Сергей Лобанов) 

Сайт Всемирная история

Сайт Таганрогский Многопрофильный Общеобразовательный Лицей N4

Ростовская областная общественная организация ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев". Председатель Денисов Владимир Георгевич. Тел.: +79185791280